Нежный возраст

Что такое кризис первой четверти жизни и как это лечится

72062 просмотра и нет комментариев

Если вам от 25 до 35 лет, то вполне возможно, что вы переживаете по-настоящему худшее время в своей жизни. А самый драматичный момент заключается в том, что это мало кто понимает, даже вы сами.

Сегодня мы расскажем о кризисе первой четверти жизни, о том, как он сказывается на карьере и качестве жизни целого поколения, а также постараемся ответить на вопросы, почему «быть молодым взрослым» стало означать «быть самым несчастным взрослым» и что делать с этим знанием.

Считается, что те, кто моложе 35, такие, как наша Люси , изначально попали в более благоприятные условия жизни, в том числе и в России: Совок, в котором формировались их родители, воспринимается как доисторическое прошлое, а «лихие» 1990-е, в которые выжили их работодатели и старшие коллеги, — как страшная сказка, поэтому они витают в облаках.

 

 

Но все не так просто.

Статья будет полезна как молодым специалистам, так и старшему поколению, в первую очередь родителям и работодателям, которым может казаться, что все проблемы современной молодежи сводятся к ее завышенным ожиданиям.

 

Реальность кусается

Пока вы были тинейджером или студентом, вы мечтали о взрослой, независимой жизни и безграничном море возможностей.

Когда эта взрослая жизнь наконец наступила, выяснилось, что возможности ограниченны, море мелковато и вас в нем никто не ждал. И по большому счету разделить свои опасения и переживания не с кем.

 

Вы не чувствуете себя независимым, зато ощущаете постоянное беспокойство: боитесь провалов, нервничаете из-за отношений и очень сильно переживаете, что не успеете сделать карьеру — сначала до 25, потом до 30, потом до 35.

 

И, вероятнее всего, это правда — вы действительно не успеете. И ваша карьера отличается и будет сильно отличаться от ваших идеальных представлений о ней, даже если она вполне успешна и в итоге вы получите даже больше, чем хотели.

А тут еще экономический кризис, в том числе и на рынке труда, который бьет в первую очередь по одиноким молодым специалистам, не имеющим накоплений и уже стесняющимся просить помощи у родителей.

В итоге денег отчаянно не хватает, ипотека или ее пугающая перспектива заставляет просыпаться среди ночи в холодном поту. Сверстники заводят семьи, а вы не можете понять, зачем вообще все это нужно… И кажется, что уже почти все потеряно, а ничего еще так и не началось.

 

 

Кризис первой четверти жизни

По научному это называется кризисом первой четверти жизни. И, в отличие от других возрастных кризисов, кризис первой четверти является новым словом в развитии в первую очередь постиндустриальной цивилизации.

 

«Этот феномен характеризуется неуверенностью, разочарованностью, чувством одиночества и депрессией и „диагностируется“ у молодых людей 25+ вскоре после того, как они начинают открывать для себя „реальный“ мир.

Чаще всего от кризиса первой четверти жизни страдают молодые профессионалы с высшим образованием», — говорит один из первооткрывателей явления Оливер Робинсон

 

Кризис первой четверти жизни имеет размытую продолжительность и охватывает период между 25 и 35 годами в западных странах, чисто статистически его пик приходится примерно на 30 лет.

В России молодые люди раньше заводят семью, поэтому возрастные рамки кризиса первой четверти могут быть сдвинуты на чуть более ранний возраст, что не меняет сути явления.

 

 

Это начало карьеры и взрослой жизни, когда вступивший в нее молодой человек вроде бы взрослый и самостоятельный, но, независимо от его реальных достижений (за очень редким исключением), его окружение не воспринимает его таковым. По крайней мере, пока он не обрастет семьей, ипотекой и прочими «взрослыми обязательствами».

Однако это не значит, что кризис первой четверти жизни вытеснил каким-то образом кризис среднего возраста, который наступает после 40 лет.

Речь идет о двух разных феноменах, у них есть схожие «симптомы», но от более возрастного кризиса среднего возраста, основанного на сожалениях об упущенных возможностях, кризис первой четверти отличает обостренное восприятие несоответствия окружающей действительности ожиданиям, сформированным в более раннем возрасте (до 25 лет).

 

А как у нас

 

В России никто подобных исследований не проводил, тем не менее рискнем предположить, что отечественные молодые специалисты находятся в еще более жестких условиях как минимум по двум причинам.

 

Во-первых, в силу низкой социальной защищенности и полного отсутствия уверенности в завтрашнем дне. И это вполне объективный критерий, учитывая гораздо более низкий уровень жизни и ее качество в сравнении с США и Западной Европой.

 

Например, если на Западе высшее образование является пропуском в более-менее обеспеченную жизнь и почти автоматически исключает тебя из соискателей на вакансию в «Макдоналдс», то в России высшее образование (особенно гуманитарное) часто остается обязательной, но, как правило, ничего не значащей для карьеры формальностью.

 

 

Во-вторых, из-за особенностей корпоративной культуры, точнее говоря, из-за патриархального уклада, выродившегося в традиции, называемые в армии дедовщиной.

 

Сами виноваты?

Как уже говорилось выше, в отличие от других возрастных кризисов, например кризиса среднего возраста, кризис первой четверти изучен мало и не вызывает особого сочувствия у «взрослого» большинства.

 

 

Отсюда мнение о том, что современная молодежь избалованна, требует особого отношения к себе в работе, хочет только развлекаться, сидеть в соцсетях и ловить покемонов .

А в своих несчастьях виновата сама, потому что страдает от завышенных ожиданий. Да еще и хочет быть на равных со «старшими по званию».

Между тем эти претензии, мягко говоря, не совсем справедливы .

Высококвалифицированные работники нового поколения ориентированы на то, чтобы работать «за идею», а не только за зарплату, им хотелось бы видеть свою работу как место, где они смогут самореализоваться и принести пользу. Более того, работа для них значит гораздо больше, чем для их родителей или старших товарищей.

В руководителе они видят прежде всего наставника, а не просто начальника, которого нужно бояться и уважать за волюнтаризм и дурной характер.

 

Для современного образованного и мотивированного молодого специалиста работа является полноценной и неотъемлемой частью жизни, а не просто тем местом, про которое забываешь, выходя вечером за порог офиса.

 

Равнение на молодость

«Моя работа — это не я сам» — последний лозунг предыдущего поколения, которому сложно понять, почему их молодые товарищи так упираются и переживают из-за своей карьеры.

Если работа для тебя значит так много, завышенные ожидания, в которых обвиняют молодежь, — вполне естественная реакция, а вовсе не нарциссизм.

 

 

Молодые люди гораздо взрослее и ответственнее своих предшественников и понимают, что нельзя бесконечно и безнаказанно тратить свое время на то, что тебе не походит.

 

А что же делать тем, кто находится в самом эпицентре всех описанных выше переживаний?

Верные признаки

Кризис первой четверти — болезненный, но продуктивный процесс, потому что в итоге мук выбора и обретения уверенности взрослый человек выходит из него, гораздо четче понимая свои цели и механизм их достижения.

К сожалению, по общему мнению специалистов, это тот случай, когда знание проблемы мало помогает в ее решении, а попытки избежать болезненных переживаний без реальных изменений в образе жизни, наоборот, могут привести к усугублению ситуации.

Тем не менее кризис первой четверти, как и любой подобного рода феномен, имеет отличительные признаки. Итак, вы без труда можете диагностировать его у себя, если:

 

Иногда ваша работа кажется тюрьмой, а успехи не делают вас счастливее.

Один из самых верных признаков кризиса первой четверти — это регулярно возникающее ощущение, что на своей работе ты пойман в ловушку. Даже если дела идут в гору, вы сидите и ждете когда «Цукерберг позвонит».

Хорошая новость. На самом деле все не так уж и глупо, потому что это означает, что вы серьезно сфокусированы на карьере, а реальность просто не соответствует вашим карьерным ожиданиям. Пока.

 

Часто мечтаете о «захвате мира» в очереди за кофе.

И снова ничего страшного. Исследования говорят нам, что витание в облаках вовсе не обязательно является признаком идиотизма или, того хуже, инфантильности. Это всего лишь признак креативности.

 

 

Между 25 и 30 годами мы активно ищем себя, на практике примеряя разные ролевые модели, мечтам о том, чем бы на самом деле хотели заниматься, независимо от мнения окружающих. Главное, не слишком увлекаться и действительно пробовать изменить свою жизнь, а не просто мечтать об этом.

 

Окончательно теряете друзей детства.

Внезапно вы понимаете, что понятия «мы» применительно к вашей старой компании больше не существует, потому что между вами и вашими старыми друзьями нет ничего общего.

Это неприятное, но ожидаемое открытие. Вы в 25 и вы же в 17 — это совершенно разные люди, и этим людям комфортно в разном окружении.

 

Пробуете сделать то, что всегда хотели попробовать, но никак не решались.

Это может быть все что угодно: сплав по бурным уральским рекам, экспедиция на Камчатку, бальные танцы или каучсерфинг, тренинги личной эффективности или писательство — в общем, то, что мы все время откладывали, потому что не было либо времени, либо денег, но чаще всего силы воли.

По мнению австралийского блогера и писателя Джонатана Аллена , решаясь наконец попробовать что-то подобное, мы подсознательно пытаемся доказать миру, что имеем собственное обоснованное мнение о его устройстве. И пусть этот мир существует только у нас в голове, уверенность в себе вполне реальна и очень полезна.

 

Не жалеете о том, что в пятницу вечером остаетесь дома.

Отказываясь от перспективы напиться с друзьями до беспамятства и обойти все клубы в округе, вы напрасно думаете, что старость пришла гораздо раньше, чем вы надеялись.

Оставаясь дома с сериалом или с книгой, вы, во-первых, наконец-то прислушиваетесь к требованиям своего многострадального организма, а во-вторых, делаете осознанный выбор, игнорируя давление своего окружения.

 

Дальше будет легче

Большинство исследователей считают, что кризис первой четверти нужно просто пережить с четкой мыслью: дальше будет легче.

 

 

И статистика показывает, что это действительно так. После 30 лет переживания по поводу своего соответствия окружающему миру становятся мягче, а годам к 50 и вовсе сходят на нет.

Советы о том, как облегчить его бремя, сводятся к простым правилам, применимым почти в любой непростой жизненной ситуации.

Относитесь к себе терпимее.

Не отказывайте себе в том, чтобы просто наслаждаться жизнью.

— Принимайте вызовы, будьте последовательны в попытках справиться с ними и не снижайте планку.

Избегайте общения с теми, кто оказывает на вас давление или пытается сбить вам цену и причинить боль.

— Не относитесь к этому возрастному кризису слишком серьезно, даже если обнаружили у себя все его симптомы.

— Не слишком доверяйте медиа и будьте осторожны с социальными сетями.

-А старшему поколению, бурная молодость которого пришлась на более «суровые» времена, имеет смысл поучиться у продвинутой молодежи нацеленности на карьерные достижения и конкретные цели, критичности мышления, восприимчивости и уважению к себе.

 

 

Иллюстрации: Константин Амелин

Источники: hbr , the guardian , personaltao , lifehack

 

Послесловие:

Сергей Козлов, Генеральный директор Мегаплана

Проживая от одного жизненного этапа к другому, сталкиваешься с новыми, неизведанными ранее трудностями и разочарованиями. А некоторые ценности, такие как, например, школьные или студенческие друзья, удаляются навсегда. И даже в скайпе уже не поздравляют с днем рождения. 4–5 лет назад у нас в Мегаплане средний возраст был 25 лет. Сейчас ближе к 30. И я часто наблюдаю, как кризис первой четверти жизни накрывает с головой некоторых работников. Начинаются метания, они резко меняют курс движения и не находят гениального выхода из ситуации. Знакомы ли эти переживания поколению, которое помнит как перематывать кассету с помощью карандаша?